Валентин Поликарпович Хабаров

Книга «Котиковое хозяйство»   В.П. Хабарова попадалась мне в списках литературы о морских млекопитающих неоднократно. Но я как-то не связывала эту фамилию   с Командорами.   В  литературе по этнографии  снова встретила это имя.  А тут на глаза попалась статья С.А. Корсуна, старшего научного сотрудника МАЭ:  «В. П. ХАБАРОВ — ПЕРВЫЙ АЛЕУТ-ЭТНОГРАФ», прочитала  её,    и всё сразу встало на свои места.  В статье приводились    годы жизни  Хабарова – (1898-1942),  и оказалось, что в нынешнем году  –   120 лет со дня его рождения.   Отправили от музея запрос в краевой архив и выяснили, что родился Валентин Поликарпович 8 марта  1898 года на острове Медном в селе Преображенском в семье Поликарпа Николаевича  и Анны Франковны Хабаровых.

Из той же статьи  узнала, что в 1928 году  сотрудники Ленинградской консерватории записали на фонограф в исполнении  студента института народов Севера  алеутскую песню. А поскольку в то время  единственным  таким студентом в Ленинграде был  Валентин Хабаров, то Сергей Анатольевич  Корсун   высказал  предположение, что запись принадлежит ему.    Мы были настроены   прояснить ситуацию, и, не смотря на то, что прошло 90 лет, решили попробовать найти эту запись.  Свой поиск начали с  Санкт-Петербургской консерватории. Получили ответ, что в консерватории этой записи нет, но возможно она есть в Пушкинском доме.  Направляем письмо Директору Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН, доктору философии, доктору филологических наук, профессору Валентину Вадимовичу Головину, не веря в положительный ответ. Ведь столько лет прошло, была война, блокада Ленинграда, вряд ли что уцелело.   Оказывается,  уцелело!

Заведующий фонограммархивом Юрий Иванович Марченко проверил имеющиеся описи и подтвердил одну запись от В. П. Хабарова: « ФВ 1393.01. “Агитаян” (Приятель). Песня. Исп. Хабаров В. Зап. 03.1927 (март 1927 г. – так в реестре). Ленинградская обл. Детское Село. Институт живых восточных языков (ИЖВЯ). Рабфак. Записали Е. В. Гиппиус и З. В. Эвальд.».  Два с лишним месяца продолжалась переписка с сотрудниками фонограммархива.  Её итогом стало заключение договора Алеутского краеведческого  музея с Институтом литературы РАН на безвозмездное  получение цифровой копии записи без права передачи третьим лицам, но с правом использования на  мероприятиях в музее.

Конечно, запись не очень хорошего качества, но вживую прикоснуться к  прошлому,  услышать  один из первых вариантов известной песни и тем более в исполнении  удивительного человека – алеута Валентина Хабарова  – стало просто здорово !

Но как же он попал в Ленинград?  Вот как об этом пишет С.А. Корсун:

«В конце 1925 г. было организовано Северное отделение рабочего (подготовительного) факультета ЛГУ. Среди его первых студентов был алеут с острова Медный Валентин Поликарпович  Хабаров. Летом 1925 года он  сопровождал партию голубых песцов при их перевозке с острова Медный на Шантарские острова. Оттуда он добрался до Николаевска- на-Амуре, где при содействии Комитета народов Севера получил направление на учебу в Ленинград, куда прибыл предположительно  в конце 1925 года. В 1927 году  студентов Северного отделения перевели на Северный факультет Ленинградского восточного института имени А. С. Енукидзе (другие названия — Институт восточных языков, Институт живых восточных языков). Летом и осенью этого же года В. П. Хабаров вместе с супругой хантыйкой Милицей Хабаровой находился на полевой практике на Командорах».

Судя по всему,   Валентин Поликарпович был активным студентом, так как в марте 1928 года он становится участником  V пленума Комитета Севера в Москве, где его избрали в состав редколлегии сборника «Тайга и тундра».

Возвращаемся снова к статье о Хабарове: «В 1929 г. на основе Северного факультета Ленинградского восточного института создали Институт народов Севера (ИНС), первым ректором которого стал Я. П. Алькор. В 1930 г. В. П. Хабаров состоял в научной переписке с В. И. Иохельсоном. В 1931 г. состоялся первый выпуск пятнадцати студентов четвертого курса Института народов Севера, в числе которых были супруги Хабаровы. Об этой семейной паре В. Г. Богораз вспоминал: «Алеут… сам себя называвший креолом, женился на беленькой остячке из Обнорска, по-видимому, с примесью русской крови, и молодая чета долго не могла решить, куда ей ехать работать: на западносибирскую Обь или на дальневосточные острова — Беринга и Медный?».

Валентин Поликарпович  Хабаров  занимался изучением жизни своего народа, в середине 30-тых поступил в аспирантуру и успешно защитил диссертацию, получив степень  кандидата географических наук,  его руководителем был  Е.К. Суворов. Тот самый, что   побывал на Командорах в 1910, 1911 годах и который написал  всеобъемлющий труд «Командорские острова и пушные промыслы на них» (С-Петербург, 1912).  После возвращения из Ленинграда  В.П. Хабаров работал в Алеутском районе на руководящих постах. В 1942 году  скончался в Петропавловске – Камчатском от тяжёлой болезни.

Вера Терентьевна  Тимошенко хорошо  помнит его  самого и  его  мать Анну Франковну Хабарову. У Валентина Поликарповича была сестра Люба, которая ушла из жизни  первой.  Анна Франковна –  высокая, статная женщина  тяжело перенесла потерю обоих детей. У неё помутился рассудок, она  как-то сразу  сгорбилась и состарилась.

В завершении нашей небольшой публикации приведём выдержку из рукописи В.П. Хабарова: «По данным Алеутского райисполкома, на 1 января 1938 г. алеутов  в СССР — 336 чел.; мужчин — 155, женщин — 148. <…> Берингийцы свой остров называют Танамаш, то есть “наша земля”, а Медный — Икун Тангих, значит “морской камень”. Медновцы остров Беринга называют Икун Танак — видимая земля,а свой остров, то есть Медный — Танамах — значит “наша земля”.»

Или ещё: « У Командорских алеутов полуземлянки строились иначе: яма была не больше 0,5 метра глубины, отверстие в крыше (улюгих) служило исключительно для дымохода, для входа и выхода была приспособлена в стенке дверь (камэгих). Внутри у стенки располагались нары для спанья, костер (очаг) каменный находился в углу и был уже приспособлен так, что можно было печь хлеба. В 70-е годы прошлого столетия (19 века) эти юрты были заменены дощатыми домами, построенными компанией Гетчинсоны, где алеуты жили отдельными семьями. Эти дома отапливались  привозным углем или кипятком. Внутреннее устройство: скамьи, столы, полки и т.д. — того же типа, как и у русских на Камчатке. Утварь исключительно покупная. Национальная одежда у Командорских алеутов сохранилась частично, лишь промысловая: непромокаемая обувь (улэгих) и плащи (чигях и ливташни), остальные вытеснены привозными платьями европейского покроя».

Валентин Поликарпович  Хабаров прожил всего 44 года. Он горячо любил свои острова и свой народ.   Его  наследием пользуются новые поколения этнографов, зоологов,  которые обращаются к трудам  В.П. Хабарова  – первого учёного среди алеутов.

Н.С. Фомина, Алеутский краеведческий музей.

Добавить комментарий