Ганс Христианович Иогансен – исследователь Командор

Поделитесь, пожалуйста, этой записью
  • 1
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Не одно поколение людей в нашей стране выросло на рассказах и повестях замечательного детского писателя-натуралиста Виталия Бианки. Его произведения введены в школьную программу. Кто из нас не читал небольшие юмористические рассказы писателя? «Первая охота», «Как муравьишка домой спешил», «Теремок», «Мишка-башка», «Сова»- по мотивам многих из них сняты чудесные мультфильмы. Но, причём здесь Иогансен? Оказывается, очень даже причём.  В 1921 году на Алтае в Бийске состоялась их первая встреча. Вот как об этом рассказывал сам Ганс Христианович: «… Я работал счетоводом в кооперативе (вообще-то был студентом второго курса Томского университета). Попал в Бийск. Зашел в краеведческий музей. Остановила внимание неправильная этикетка, неправильное название подвида птицы. Заведовал музеем тогда Донорский. Он мне сказал, что у них есть орнитолог Белянин, предложил его подождать. Нас познакомили. Я стал хвалить орнитолога Валентина Бианки, который никогда не ошибается (как, например, Сушкин и другие). Тогда мой новый знакомый сознался, что он сын Валентина Бианки и стал уговаривать остаться в Бийске». Так началась их дружба, всем хорошо известного впоследствии детского писателя Виталия Бианки и ставшего профессором, известным учёным-орнитологом Ганса Христиановича Иогансена.

В 1935 году в издательстве ОГИЗ ДЕТГИЗ вышла в свет их повесть: «Страна зверей».  Виталий Бианки написал её по дневниковым записям Г.Х. Иогансена, который три с половиной года отработал помощником начальника пушных промыслов на Командорских островах, или как тогда было принято говорить: «помначкомпромом». Сам Виталий Бианки никогда не бывал на Командорах, а вот отец его- Валентин Бианки, заведующий орнитологическим отделом в зоологическом музее при Петербургской академии наук изучал птиц Командорских островов в 1908 году, будучи здесь на полевых работах.

Повесть, основанная на реальных событиях, даёт представление о жизни на островах в 1928-1931 годы. Вот к примеру описание пути к Северному лежбищу: «Мы отправляемся в путь – шестнадцать лучших промышленников со старшинкой во главе и я. Выходим налегке без оружия, с котомками за плечами. Отдельно идут две собачьи упряжки с едой и вещами.  Идти тундрой, болотами восемнадцать вёрст, до крайней оконечности острова.  Здесь в полукилометре от берега, домик надзирателя и дом караула; лежбище охраняется тремя-четырьмя сторожами с винтовками». Кстати, этот домик надзирателя сохранился до наших дней.

Или вот ещё: «Ведёт старшинка Пётр Березин. Все беспрекословно подчиняются ему: в промысловом отряде военная дисциплина.   …… Начинает рассветать. Время отлива. Старшинка шёпотом отдаёт приказание: десять человек к площадке, остальные здесь».  Потомки, упоминаемого в книге Петра Березина, живут и в нашем селе, и на Камчатке.

Информацию о том, что прежде за каждого убитого ворона в Командорском зверокомбинате выплачивали 5 рублей, я знала. А вот то, что платили ещё и за убитую полярную сову, для меня оказалось новым.  «Прежде алеутам выдавали премию за каждого убитого ворона и каждую сову. Я отменил премию за сову.  Пусть этот сильный и ловкий ночной вор утащит несколько десятков белых куропаток, пусть унесёт несколько слабых, неосторожных норников. Зато уничтожит целую гору песцового яда – тысячи и тысячи вредных маленьких грызунов» — писал Иогансен.

Ганс Христианович Иогансен родился 2 декабря 1897 года. Он датчанин, как и Витус Беринг.  Христиан Иогансен служил агрономом в большом имении русского графа в Прибалтике, а мать будущего учёного занималась детьми и домом. Ганс Христианович закончил частную мужскую гимназию в Ревеле (Таллин). Каникулы он вместе с сёстрами и братьями обычно проводил в усадьбе Либверт близ Ревеля, которую арендовал его отец.  Иногда вся семья выезжала в Данию к своим родственникам.

В усадьбе Либверт Ганс Иогансен   увлёкся птицами. Детские наблюдения за пернатыми определили его дальнейший жизненный путь. В 1916 году после окончания гимназии Иогансен, имея на руках рекомендательное письмо к земляку Г.Э. Иоганзену– консерватору зоологического музея, старшему ассистенту при кафедре зоологии Томского университета, направился в Томск для поступления в университет.

Учёбу в университете Ганс Христианович начал на медицинском факультете, а после открытия физико-математического факультета, перевёлся на его естественное отделение. Первая мировая война, революция оборвали связи Ганса Христиановича Иогансена с родными. Теперь, без материальной поддержки, ему приходилось очень тяжело. Бросил учёбу, был вынужден искать любую работу, отправился в Горный Алтай.  Кем только ему не пришлось побывать: и счетоводом, и секретарём сельсовета, учителем, подсобным рабочим в частных хозяйствах, пока в Бийске он не устроился зоологом в местный народный музей. Гражданская война, охватившая всю Россию, не обошла стороной и Сибирь.  На Алтае Иогансен попал в плен к партизанам, был приговорён к расстрелу командиром отряда, и только помощь алтайки А.Т. Ялбачевой, которая помогла ему бежать, спасла жизнь будущему профессору, орнитологу. Она же и стала его первой женой.

Он снова в Бийске, работает в музее.  Постановление СИБРЕВКОМА от 9 июля 1920 года позволило ему вернуться в Томск для продолжения учёбы в университете.  Весной 1921 года ему, как иностранному подданному, пришлось снова бросить учёбу. Дальнейшее образование Иогансен получил в Германии, в Мюнхенском университете на отделении географии и зоологии философского факультета. Его диссертация была посвящена озеру Байкал и получила высокую оценку проф. Л.С.  Берга и академика В.А. Обручева.

1924 год. Молодая республика Советов остро нуждается в квалифицированных кадрах и приглашает на работу иностранных специалистов. В этом качестве Иогансен вернулся в Томск, где его продолжали ждать жена и дочь Людмила (1920г.р.), он стал читать лекции в Томском университете будучи   в должности зав. кафедрой зоологии позвоночных и попутно заведовал зоологическим музеем. Весной 1928 года Ганс Христианович получил приглашение от Камчатского акционерного общества пушных промыслов на работу на Командорских островах.  Для него это стала возможность изучения местной фауны и в первую очередь, птиц.  Им была собрана коллекция из 212 видов островных пернатых. В период нахождения на острове Беринга он облагородил могилу мореплавателя Витуса Беринга и установил на ней новый крест. Общительный и очень доброжелательный Иогансен оставил о себе добрую память на Командорах.  У него было много друзей и учеников среди алеутов. Он даже учил их английскому языку. Сам Ганс Христианович свободно владел русским, немецким, датским языками, читал и переводил с латинского, шведского, французского и польского языков. Читал и объяснялся на английском, норвежском, эстонском, алтайском и алеутском языках.

Ганс Христианович Иогансен был необычайно тактичным, бесхитростным человеком. Алеут Алексей Степанович Яковлев вспоминал, что от его пытливого взора учёного- следопыта не могла укрыться ни одна птаха. После возвращения в Томск Г.Х. Иогансен выступает с большим докладом о состоянии пушных промыслов на Командорах. А в 1934 году публикует серьёзную научную работу «Птицы Командорских островов».   Наступил 1937 год, который вошёл в историю как год пика сталинских репрессий.  В этот год Ганс Христианович получил предписание либо покинуть СССР, как датский подданный, либо принять советское гражданство. Иогансен принял решение уехать из страны. Он с 1944 года жил в Копенгагене, где уже с 1939 года проживали его мать, дочь и старшая сестра, вынужденные покинуть Таллин. Ганс Христианович работал в орнитологическом отделе Зоологического музея Копенгагена. Возглавлял датскую службу кольцевания птиц. В 1948 году из Ленинграда в музей Г.Х. Иогансену была прислана посылка с птичьими шкурками, собранными им преимущественно в Сибири и изъятыми у него при отъезде из СССР.

В Советском Союзе у него оставалось много друзей, учеников, он следил за работами молодых зоологов. До конца своих дней интересовался Командорами. Командорская тема находила отражение в статьях и работах профессора Копенгагенского университета Ганса Христиановича Иогансена. По его просьбе С.В. Мараков передал в 1970 году книгу Е.К. Суворова «Командорские острова и пушной промысел на них» в Камчатский краеведческий музей. В своих письмах моему отцу он писал, что Командоры занимают в его сердце особое место, сообщал: «часто вспоминаю с увлечением командорские годы».

Всю жизнь Ганс Христианович бережно хранил все письма своего друга Виталия Бианки, с которым они когда-то написали повесть «Страна зверей» и в свой последний приезд в СССР, в Ленинград в 1972 году передал их семье писателя.

Ганс Христианович Иогансен скончался 18 декабря 1973 года в Копенгагене.  Я уже училась в институте и хорошо помню, как папа с большой грустью в голосе сообщил об этом.  Для него Иогансен был   очень значимым человеком, он глубоко уважал его.  И связывали их конечно же Командоры, первое знакомство с которыми у отца произошло через детскую книгу В. Бианки и Г.Х. Иогансена «Страна зверей». Она заканчивается следующими строчками: «Океан ревёт и ревёт, но мы уже начинаем поджидать лодку с Медного. Удастся ли ей проскочить в этот раз между двумя штормами? Промысловый год кончился. Скоро весна. Скоро, может быть, покажется на далёком горизонте дымок приближающегося парохода».

Сейчас, как и 90 лет назад, когда были написаны эти строки, всё также ревёт океан и жители острова по- прежнему ждут прихода теплохода.

 Н.С. Фомина, методист АКМ

 

 

 

 

 

 


Поделитесь, пожалуйста, этой записью
  • 1
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •