Бенедикт Дыбовский – выдающийся исследователь Сибири

Бенедикт Дыбовский – удивительный человек, врач, исследователь Восточной Сибири, озера Байкал, Приамурья, Приморья, Камчатки. За труды в области изучения самого глубокого озера России  Русское географическое общество наградило Б. Дыбовского золотой медалью и предложило ему  добавить к фамилии приложение «Байкальский» с правом передачи по наследству.  Но Бенедикт Иванович, так его называли в России, отказался. Хотя такое право от российского императора  получили известные путешественники П.П. Семёнов – Тяньшанский  и Н.Н. Муравьёв – Амурский.   За свою долгую жизнь, а прожил он, если верить указанной им в автобиографии  дате рождения — 30.04 (12.05.) 1830,  без малого сто лет, или как считают биографы 97 лет, называя годом рождения 1833,  ему довелось пройти через мытарства и страдания, тюрьму и голод,  двенадцатилетнюю каторгу в Сибири. Когда подробно знакомишься с его биографией, то  потрясает, прежде всего,  безукоризненная честность, бескорыстие, стойкость и мужество этого человека.

Он родился  в имении Адамарин неподалёку от Минска. В своей автобиографии, опубликованной в Киеве в  1901 году в  юбилейном сборнике к пятидесятилетию Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского Географического общества, Дыбовский  писал, что родился в Литве, в семье Яна и Саломеи, урожденной Пржисецкой.  Его семья принадлежала к  известному дворянскому роду, шляхетскому роду Дыбовских герба «Наленч». По преданию предки  будущего исследователя Сибири переселились в Великое княжество Литовское из-под города Дыбова в Польше. Детские годы прошли в деревне, где его дядя — большой любитель природы знакомил мальчика с растениями, учил собирать гербарий, показывал ему  различных животных, которых держал   в имении.   Склонность к естественным наукам определила дальнейший  жизненный путь Дыбовского.  Он  учился в Минской гимназии,  о преподавании в которой отзывался  нелестным образом в своих мемуарах.  В 20 лет стал студентом Дерптского университета, но был вынужден  уехать в Бреслау из-за участия в дуэли, потом  в Берлин, где продолжил обучение, результатом  которого стало  получение диплома доктора и успешная  защита диссертации по зоофизиологии. С целью держать вновь экзамен на степень доктора медицины и защищать диссертацию на тему об ихтиологической фауне Лифляндии Дыбовский вновь  возвратился в Дерпт,  где закончил медицинский факультет и получил диплом  доктора медицины и хирургии.  Подающего надежды молодого учёного пригласили в Краковский университет на должность профессора, но политические события того времени помешали ему занять эту должность, и он начинает работу в 1862 году  на должности адъюнкта-профессора  на кафедре зоологии Варшавского университета.

Ещё на первом курсе в Дерптском университете с ним произошёл случай, который определил его убеждение на всю жизнь.  Речь идёт об отношении к спиртному. Старшие товарищи по учёбе заставили молодого Бенедикта горячительного напитка, заявив, что это такая университетская традиция – новый должен «прописаться» в коллективе. Ему сказали, что тем, кто отказывается выпить, выливают выпивку за шиворот. Несмотря на попытки избежать спаивания, Бенедикт выпил достаточно, а осознав и обдумав эффекты, оказанные алкоголем на организм, навсегда сделался убеждённым борцом с ним. Одного раза было достаточно.

В дальнейшем он всегда и везде при любом удобном случае, призывал всех к воздержанию от горячительных напитков, был ярым противником алкоголя.

С 1862 года адъюнкт–профессор Дыбовский работал  в Высшей  Школе в Варшаве (Варшавский университет), занимаясь эмбриологией насекомых.  В то же самое время он активный участник в деятельности подпольной организации, которая готовила национально-освободительное восстание против царского правительства России — Польша тогда входила в состав Российской империи.   Польское восстание вошло в историю, как Январское народно-освободительное восстание 1863 года. Бенедикт Дыбовский был комиссаром Народного правительства. Восстание было подавлено, начались аресты. Вместе со своими товарищами Дыбовский прячет журнал со списком участников Народного правительства в чучело оленя. Однако  найденные полицией у одного из его задержанных друзей копии документов, позволили жандармам  арестовать  Бенедикта Дыбовского в феврале 1864 года. Он мужественно  выдержал все допросы, хотя показания буквально выбивались, и многие его товарищи уже не возвращались в камеру после допросов, не выдержав издевательств. Дыбовский  не выдал никого из своих соратников. Затем прозвучал приговор: «Смертная казнь через повешение».  Вскоре за ним  пришли тюремщики, его  повели к палачу, бросили в камеру, сорвали одежды. Больше часа он ожидал своей участи.  Однако благодаря заступничеству  научной общественности Германии и самого Бисмарка,  казнь была заменена на ссылку и каторжные работы в Сибири. Дыбовского  поместили в камеру-одиночку, ему давали только хлеб и воду. Тюремные условия были ужасны,  он оказался среди голых стен с кирпичным полом и решёткой на неостеклённом окне. Страшные боли в желудке и кишечнике буквально сводили с ума. Пронизывающий холод, полчища блох и клопов не давали спать, он спасался от них при помощи заделывания щелей хлебным мякишем. В итоге весь хлеб шёл на борьбу с клопами, зато он мог  поспать хоть немного. От пайка ему оставались лишь корки и немного воды. Дыбовский был настолько  истощён голодом и отсутствием сна, что погрузился в беспамятство: «На меня напал нездоровый сон. Глубины такой, что я не чувствовал сотен укусов блох, так докучавших мне в бодрствовании».

Удивительны  свойства личности учёного, даже в самые трудные моменты своей жизни  Дыбовский оставался человеком в самых нечеловеческих  условиях жизни.  Вместе с группой ссыльных он покинул родную страну, отправляясь в далёкую Сибирь.

Дорога шла сначала до Тобольска,  потом до Иркутска и далее до конечного места ссылки, Вилюйска, практически  везде  пролегала по бездорожью,  многие сотни километров преодолевались пешком. Иногда за свои деньги Дыбовский нанимал тарантас, но  большую часть пути он тащил огромный груз. В его поклаже кроме личных вещей были книги, лабораторное оборудование, микроскоп. Современные микроскопы усовершенствованы и облегчены и не идут ни в какое сравнение с микроскопами 19 века, которые  были  массивны и тяжелы.  Но Дыбовский планировал и на чужбине заниматься наукой и знал, что микроскоп ему пригодится. В пути Дыбовский помогал всем, кто нуждался во врачебной  помощи и при этом не брал ни копейки.  Первые годы в Сибири были самыми тяжёлыми. Он  работал на лесозаготовках. Однако пытливый исследователь, сидящий в нём, даже там находил  любую возможность для наблюдений за птицами. Здесь Бенедикт Иванович  познакомился с В. Годлевским, который стал его верным спутником в дальнейших экспедициях  по Восточной Сибири и на Байкале. Орнитологические коллекции отправлялись  в музеи Варшавы и стали для них небольшим источником дохода.  В то же время Дыбовский продолжал лечить, абсолютно бесплатно, не делая разницы между каторжанином и чиновником. Слава о нём, как искусном врачевателе, распространилась по Сибири.  Он успешно лечил больных бешенством, которое участилось  в Забайкалье ввиду многочисленных случаев нападения больных животных на человека. Ему удалось вернуть зрение дочери одной знатной особы и столетнему старцу — отцу высокопоставленного военного.   «Врач Поляк» — так стали звать Дыбовского  в Сибири. Всё это обусловило послабление режима ссыльного, и после пяти лет каторги он был переведён на вольное поселение в селение Дарасун близ Читы.

Исследования  фауны Даурии и выводы, сделанные Дыбовским,  шли в разрез с  научными работами русских академиков, считавших, что животный мир  этой горной страны не отличается от восточно-европейской фауны.  Благодаря  поддержке председателя Географического Общества генерала Кукела и Ричарда Mаака, Дыбовскому и его товарищам удалось выхлопотать право жительства в селе Култук, лежащем на юго-западном берегу Байкала, вблизи Хамар-Дабанского — одного из самых высоких прибайкальских хребтов.  Началось планомерное изучение  Байкала.  Впервые Б. Дыбовский побывал на озере в декабре 1868, когда вся его поверхность была покрыта льдом. Исследования Байкала, проведённые Дыбовским и его товарищем Виктором Годлевским, развенчали миф о безжизненности глубочайшего озера Сибири.  В своей автобиографии Дыбовский писал: «Байкал, называемый туземцами «Святым морем», представлялся нам полным дивного обаяния: что-то таинственное, легендарное и какой-то необъяснимый страх связывались у всех с представлением об этом озере».

Собранные пробы, коллекции животных отправлялись  в Иркутск Яну Черскому и учителю гимназии Гребницкому.  Однако эти сборы постигла  печальная участь. Они были уничтожены пожаром, во время которого выгорел почти весь город.

Работы учёного продолжались. Дыбовский рассылает результаты своих исследований в университеты Варшавы, Санкт- Петербурга, Иркутска. Открытия ссыльного поляка -исследователя Сибири  будоражат научный мир, опровергают устоявшееся мнение  относительно бедности фауны Байкала  и прилегающих территорий. Его работы широко публикуются и становятся известны  не только научному миру.

В 1877 году  пришла долгожданная свобода. Дыбовскому вернули  научные степени,  он смог вернуться на родину в Польшу, где его ждали родные и знакомые.   Годы ссылки  стали годами  триумфа Дыбовского как учёного, внёсшего  огромный вклад в изучение фауны Байкала и районов Восточной Сибири и Приамурья.  Он описал около 400  видов животных, из них только рачков гаммарусов185 новых видов для науки.

Казалось, живи в Польше, занимайся наукой, но это всё было не для Дыбовского. Он по собственной инициативе едет на Камчатку, где занимает должность окружного врача. Выехав из Польши в 1878 году, он только в июне 1879 года прибыл пароходом «Курьер» из Владивостока в Петропавловск-Камчатский.  Можно представить, каковы условия жизни были  тогда на полуострове. Он лечил прокажённых и больных сифилисом,  боролся с эпидемией оспы, пять раз объехал полуостров на  собачьих  и оленьих упряжках, посещал Командоры.  Бенедикт Иванович  Дыбовский в 1879–1882 годах обследовал семь геотермальных источников: три из группы Паратунских, Начикинские, Сику, Банные, Голыгинские и, возможно, Паужетские. Гидрохимические пробы  минеральной воды  он отправил в Дерпт, крупному специалисту  в области химии Карлу Шмидту, который и  произвел гидрохимические анализы проб из названных источников.

Понимая важность метеонаблюдений, он в 1881 году оплатил оборудование для метеостанции: барометр, жестяную клетку с психрометром, гигрометр, флюгер и другое, всего на сумму 362 рубля. С именем Дыбовского связано регулирование соболиного промысла на Камчатке,  установление сезонного запрета на соболиную охоту и объявление заповедными районы Кронок и Асачей.  Благодаря фотографиям, сделанным Дыбовским на Командорах, перед нами предстают виды сёл Никольского и Преображенского, которые тогда назывались Гаванские, облики островитян – жителей острова Беринга и острова Медный.

В своей автобиографии  он подводить итоги  деятельности на Камчатке: «Переселение северных оленей на остров Беринга, при благосклонной помощи капитана Зандмана. Переселение лошадей на Берингов остров, при помощи бывшего капитана парохода «Африка», ныне адмирала Алексеева. Акклиматизация кроликов на Командорских островах и на Камчатке. Акклиматизация домашних коз на Командорских островах».

«Добрый Белый Бог», так называли  Дыбовского  алеуты, память о нём сохранялась спустя годы после его отъезда с полуострова. В 1903 году с геологом Морозевичем ему в подарок был отправлен скелет морской коровы, найденный алеутом Синицыным и который ему в своё время так хотелось найти.

«За попытки прекратить злоупотребления купцов и духовенства, нам пришлось испытать много неприятностей. Убедившись в бесплодности стараний облегчить участь эксплуатируемых туземцев, я был принужден вовремя ретироваться и, воспользовавшись, кстати пришедшим приглашением занять кафедру во Львове, я покинул Камчатку» — так писал Дыбовский впоследствии в своей автобиографии. В 1883 году с коллекцией общей массой в 116 центнеров ученый прибыл во Львов. Эта коллекция представляла многие разделы природы и культуры местного населения полуострова. В 1884 году она экспонировалась на выставке, названной: «Этнографическая выставка Камчатки и Командорских островов: Собрание доктора Дыбовского». Был издан каталог, который, в связи с утерей самой коллекции, является особенно важным дополнительным источником по истории естествознания Камчатки.

Его целью в жизни было сделать мир добрее и лучше. И к  этому он стремился всегда и везде, где бы ни находился.

Так сложилось, но признание заслуг учёного пришло к нему лишь   в преклонные годы. Хотя после возвращения с Камчатки  в1884 году он избирается действительным членом Польской Академии наук. Несколько позже его научные заслуги получают должную оценку и в России: Русское географическое общество наградило Б. Дыбовского золотой медалью. В 1917 году он становится членом научного общества в Варшаве,  В 1923 году Польское Географическое общество награждает его дипломом, а 2 февраля 1928 года Академия наук СССР избирает его, академика Краковской Академии наук,  своим  членом-корреспондентом по разряду русского языка и словесности.

В его честь целый род моллюсков  получил имя «Benedictia», один из видов байкальских бычков Comephorus dybowskii, моллюск Baicalia dybowskiana, плоский червь Hyperbulbina dybowskii, малощетинковый червь Lycodrilus dybowskii, водяной ослик Asellus dybowskii, ракушковый рачок Candona dybowskii и не менее 3 видов рачков-гаммарид.

Именем Б. И. Дыбовского названы многие виды животных различных систематических групп, в том числе обитающие в Японском и южной части Охотского моря безногий опистоцентр Opistocentrus dybowskii и короткоперая песчанка Hypoptychus dybowskii.

Юзеф Морозевич назвал одну из гор на острове Беринга его именем.

После 22 лет работы в университете Дыбовский вышел на пенсию и с 1906 года стал жить в своём  доме во Львове, иногда выезжал в Варшаву. После смерти  любимого брата перебрался в его имение в Нянькове, а затем, когда во время Первой мировой  войны усадьбу сожгли немцы, он  вернулся во Львов. Несмотря на позднюю женитьбу на Елене Липницкой, от которой у него было  трое детей: Янина, Владислав и Галина,  он дожил до  рождения внучки Дуси.

31 января 1930 года Бенедикт Тадеуш Наленч (Иванович) Дыбовский  скончался от инсульта. Его провожали с воинскими почестями, ведь помимо  известности как учёного, он  оставался последним из участников народно-освободительного восстания 1863 года. Дыбовского похоронили на Лычаковском кладбище во Львове. После Второй мировой войны  был установлен новый памятник на его могиле, прежний был разрушен в годы войны.

Методист АКМ, Н.С. Фомина.

Добавить комментарий